Ирина (ippollitess) wrote,
Ирина
ippollitess

Во, мля, жидовня устроилась. На смерть Алексеевой. В ад.





.Они всегда были председателями профсоюзов или директорами каких-нибудь предприятий.



Алекса́ндр Никола́евич Верти́нский (9 (21) марта 1889, Киев, Российская империя —
21 мая 1957, Ленинград, СССР.

Русский и советский эстрадный артист, киноактёр, композитор, поэт и певец, кумир эстрады первой половины XX века. Лауреат Сталинской премии 1951 года. Отец актрис Марианны и Анастасии Вертинских.









Людмила Алексеева. 90+

"90 лет исполнилось Людмиле Алексеевой, председателю Московской Хельсинкской группы, главному правозащитнику страны. Среди своих друзей и тех, кто не одобряет ее несговорчивость, Людмила Михайловна слывет человеком совершенно однозначным в суждениях, не терпящим конформистских полутонов. Если чьи-то права были нарушены, никакие доводы не могут заставить ее приспособиться к удобной правде большинства. В свой день рождения Людмила Алексеева рассказала "РГ" о своей ненависти к вранью и любви к желтым розам.
Чтобы лично поздравить юбиляршу, президент приехал к ней домой на Арбат.


Людмила Михайловна, за что в жизни вы себе поставили бы пятерку?

Людмила Алексеева: Своей победой считаю то, что правозащитное движение распространилось по всей стране. Когда мы начинали 50 лет назад, нас горсточка была, и только в Москве. А сейчас нет региона, где бы не было правозащитников.

Как так случилось, были абсолютно советской девчонкой, октябренком, пионером, потом комсомолкой…

Людмила Алексеева: Да, делала в молодости глупости, но подлостей - нет, верила в советские идеалы. И даже, страшно сказать, членом партии была, откуда меня исключили в 1968 году.

Что заставило поставить под сомнение, что "эх, хорошо в стране советской жить"?

Людмила Алексеева: Все очень просто: не люблю, когда врут, а нам все время врали. Что колхозники живут хорошо… А я знала, что они живут впроголодь. Что у нас справедливая многонациональная политика… А я знала, что евреев выгоняют с работы. Стала думать надо всем этим и додумалась…

Ваша семья поддерживала ваше решение заняться правозащитной деятельностью?

Людмила Алексеева: Ни муж, ни дети не стали правозащитниками, но они понимали, что меня воодушевляет, и очень терпеливо переносили все испытания, которые обрушились на них за то, что они мои близкие. И никогда меня не упрекали, что испортила им жизнь.

Есть в вашей жизни правила, которые вы никогда и ни при каких условиях не нарушали?

Людмила Алексеева: Врать нельзя. Иногда можно молчать. А врать - ни в коем случае!

Даже из благих намерений, чуть-чуть?

Людмила Алексеева: В советские времена я часто говорила коллегам, что врать можно в двух местах: в КГБ и в отделе кадров. Как можно было защититься против этих могущественных структур, если, сказав правду, вы принесете несчастье другим людям? Только соврать им. Они же бюрократы, списки составляли по алфавиту. Я на "А". Первая попадала на все допросы. Я их десятки прошла, как и обысков. А вот ареста избежала.

Сейчас я не вру никому... Ой! Это от кого? Полиэтилен снимите… (в комнату внесли огромный букет из желтых роз, который присоединился к другим многочисленным…)

Что меня будет поздравлять президент, мне в голову не приходило!
Любите желтые розы?

Людмила Алексеева: Я все цветы люблю. Посмотрите уже их сколько!

Какая была главная причина вашего отъезда в эмиграцию?

Людмила Алексеева: Могли посадить и мужа, и сына. Потому что, не будучи диссидентами, иногда мне помогали. Просто как маме или жене. Сами они хотели уехать, потому что из-за моей деятельности им не давали работать по любимым специальностям. А я не хотела никуда уезжать: жила полной и интересной жизнью. Но однажды я попросила мужа и сына перенести из одного места в другое сто экземпляров первого тома "Архипелага ГУЛАГ" Солженицына. Мы несли каждый по две сумки. И я представила себе: вот нас задержат по дороге, сяду не только я, но и мои родные. Это семь лет лагеря и пять лет ссылки. И я поняла, что надо уезжать. Хватит, я пожила, как я хочу, пусть и они поживут так, как они хотят…

Вы вернулись одной из первых?

Людмила Алексеева: Да, как только разрешили вернуться. Ведь в советское время уезжали навсегда. Лишали гражданства и обратно не пускали. Поэтому когда Горбачев пришел к власти, я начала подавать просьбу на въезд. Но я была в списках КГБ, и меня не пускали. Шесть раз отказывали. В 1990 году пустили, и я сразу вернулась.

Если бы у истории было сослагательное наклонение…

Людмила Алексеева: В своей жизни я бы хотела изменить только одно: начать заниматься правозащитной деятельностью не с середины шестидесятых, а раньше, с того момента, когда стала осмысливать происходящее вокруг, то есть с ранней юности.

Людмила Михайловна, как будете отмечать свой юбилей?

Людмила Алексеева: Собрались мои родственники, которые приехали из разных концов страны и из-за рубежа. У меня их очень много. Я уже не могу, но моя помощница и друг Леночка испекла любимый торт нашей семьи "Наполеон". Потом встречусь с правозащитниками и друзьями. А сейчас жду прихода президента. Ничего себе! Когда я начала заниматься правозащитной деятельностью, я отдавала себе отчет, что могу за это получить лагерный срок. Но что меня будет поздравлять президент, мне в голову не приходило!"

"Беседа с Людмилой Алексеевой

В.Путин: Здравствуйте, Людмила Михайловна!
Хотел Вас поздравить с днём рождения.

Л.Алексеева: Это большой подарок!

В.Путин: Хочу поздравить Вас и от себя, и от очень многих людей, которые Вас любят и благодарны Вам за всё, что Вы для них делаете.

Л.Алексеева: Они мне звонят целый день. Сейчас отдала оба телефона, иначе и поговорить не дадут. Я Вам очень, очень благодарна.

В.Путин: И я Вам благодарен за всё, что Вы делали в течение многих-многих лет для огромного количества людей в нашей стране, которые Вас очень любят, благодарны Вам за Вашу жизнь, которую Вы прожили ради людей. Спасибо Вам большое.

Л.Алексеева: Когда я всё это начинала 50 лет назад, я думала: сколько? Если по 70-й [статье], то семь лет тюрьмы и пять лет в ссылке. Если по 190-й, повезёт, - три года лагерей и пять лет в ссылке. Но что меня Президент придёт поздравлять, мне в голову не приходило.

В.Путин: Многое изменилось.

Л.Алексеева: Это редкий случай, когда человек занимался чёрт-те чем и заслужил признание. Мне сейчас Вячеслав Викторович [Володин, Председатель Государственной Думы] звонил, вчера мне Сергей Владиленович [Кириенко, Первый заместитель Руководителя Администрации Президента] звонил, сегодня Вы пришли. Люди всю жизнь этого добиваются и не могут добиться, а на меня свалилось. Я же совсем другим занималась.

В.Путин: Я знаю. Вы занимались самым главным на самом деле.

Л.Алексеева: Людьми.

В.Путин: Людьми, совершенно верно.

У Александра Исаевича Солженицына тоже одна была ключевая мысль - сбережение народов. Он по-своему это делал, Вы - по-своему.

Л.Алексеева: Я - по одному человеку. Но если одного спасёшь, такая радость.

В.Путин: Это правда.

Л.Алексеева: Мы с Вячеславом Викторовичем говорили: нас обоих бабушки воспитывали. Не мамы, комсомолки, а бабушки. Бабушки нас воспитывали, они не говорили, что это по-христиански, но это было по-христиански, о людях. И, видно, вбили в голову. И это вот так претворилось в такую современную форму.

И Вы знаете, о чём ещё мы говорили с ним?

Я рада Вашему приходу не только потому, что это неожиданная и удивительная честь, событие. Между прочим, я собиралась с Владимиром Владимировичем шампанского выпить по поводу своих 90 лет. Выпьете немножечко?

В.Путин: Конечно, по поводу такого события.

Л.Алексеева: Так вот, знаете, и сейчас, грешница, думала, попрошу Владимира Владимировича сделать по-христиански, ради милосердия, то, что ни один человек в мире, кроме него, сделать не может. Это будет для меня награда. И нам обоим на том свете зачтётся доброе дело. Помилуйте Игоря Изместьева.

В.Путин: Хорошо, подумаю.

Л.Алексеева: Очень прошу. Вы знаете, он 12 лет сидит, и двенадцатый год я по ночам просыпаюсь и думаю о нём. Пожалуйста. Это не важно, виноват - не виноват. Я считаю - не виноват, другие считают - есть грех. Когда говорили: "Кого помиловать: Христа или Варавву?" - они, идиоты, сказали: "Варавву". Но ведь это помилование. Варавва - разбойник, душегуб. Но когда милуют, не думают, виноват ли. Просто милуют, от доброты сердечной.

В.Путин: Вы добрый человек.

Л.Алексеева: Пожалуйста.

В.Путин: Хорошо.

Л.Алексеева: Вы знаете, мы, конечно, купили очень хорошее шампанское. Но Ваши, Владимир Владимирович, принесли своё.

В.Путин: Подешевле, наверное, взяли. Экономят на нас с Вами. (Смех.)
Поздравляю Вас с днём рождения!

Л.Алексеева: И будьте здоровы, Владимир Владимирович!

В.Путин: Спасибо. Вы тоже, Вы тоже.

Л.Алексеева: Вы знаете, я ведь о Вас тоже думаю. Иногда, когда иной раз не спится, что со мной редко бывает. Я, несмотря на то что старенькая, сплю как младенец, совесть чистая.

В.Путин: Очень хорошо.

Л.Алексеева: Про разных людей думаю, и про Вас тоже думаю. Ведь тяжело быть Президентом.

В.Путин: Ну, каждая работа, если делать её добросовестно, нелегка.

Л.Алексеева: Но ведь очень многое приходится делать, чего не хочется делать.

В.Путин: Бывает.

Л.Алексеева: Вот, и я думаю, ну отчего так?

В.Путин: А потому что меня тоже примерно в таком же духе воспитывали.

Л.Алексеева: Ну да. Тоже бабушка?

В.Путин: Нет, мама. Но я же у них последний ребёнок, и она у меня была уже в возрасте. Она 1911 года рождения.

Л.Алексеева: Ну да.

В.Путин: С днём рождения Вас!

Л.Алексеева: Спасибо Вам! И за Вас тоже!

Я-то много не могу, потому что я тогда буду буянить. (Смех.)

В.Путин: Ничего! Погоняете близких, им тоже будет повеселее. Чего им скучать?

Поздравляю Вас ещё раз! Всего Вам самого хорошего!

Можно я Вам подарок подарю? (Вручает гравюру с изображением вида Евпатории.) Это Ваша малая родина. Скромная, но очень хорошая гравюра.

Вы в 1950 году окончили МГУ. (Вручает декоративную тарелку с изображением главного здания Московского государственного университета.)

Л.Алексеева: Только знаете, я не этот МГУ кончала.

В.Путин: Да, здание другое.

Л.Алексеева: Когда мы учились, нас гоняли на стройки этого МГУ.

В.Путин: Понятно.Но здание не важно, важно, что это учреждение.

Л.Алексеева: Да, я всё равно считаю его alma mater.

В.Путин: Конечно, конечно.

Л.Алексеева: Обязательно найдём где повесить. Спасибо.

Вчера мне позвонил начальник управы, говорит: "Хочу приехать Вас поздравить и передать Вам подарок от Президента: сервиз с гербами и открытку". Я говорю: "А нельзя, чтобы Вы не приезжали, а чтобы мой человек пришёл, забрал? А то у меня посетителей много". Они согласились. Всё-таки вежливые.

В.Путин: Да, конечно.

Л.Алексеева: Так что сегодня поедут за Вашим сервизом.

В.Путин: Хорошо.

Л.Алексеева: А гжель… Я была, что называется, в вынужденной эмиграции, я же 13 лет в Америке прожила.

В.Путин: Ну да.

Л.Алексеева: Хорошая страна. Устроена лучше, чем наша. Но своя - какая ни есть, а своя.

В.Путин: Там тоже проблем много, Людмила Михайловна.

Л.Алексеева: Что Вы мне говорите? Я там 13 лет жила, там вот так проблем!

В.Путин: Конечно.

Л.Алексеева: У них здорово всё, у них очень много хорошего. Но меня сюда не пускали, а когда стали пускать в 1990 году, то что я делала? Я тут же бежала и накупала гжель, вятскую игрушку и так далее. Потом приходили американцы и говорили: Oh, it’s absolutely Russian house! [Это русский дом.] Я говорю: "А интересно, какой он может быть иной?" И у меня эта любовь сохранилась, я приехала сюда, бросила, конечно, собирать, но [коллекция] осталась. Люди приходят: "Ага, у неё гжель есть. А что бабушке дарить?" Я одну кашу ем.

В.Путин: Я тоже кашу ем.

Л.Алексеева: Да. Я каждый день утром овсяную кашу. Шмотки мне не нужны, и я почти никуда не выхожу. "Мы ей гжель подарим". И у меня уже девать некуда. И, как в магазине, всё забито, а ведь подарили люди, и осталось.

Ой, Владимир Владимирович, спасибо Вам. Только не забудьте про Изместьева.

В.Путин: Не забуду.

Л.Алексеева: Будьте добры. Сделайте это доброе дело. Это нам обоим на том свете зачтётся, потому что это будет христианский поступок.

В.Путин: Не сразу, но я сделаю, ладно?

Л.Алексеева: Как хотите.

В.Путин: Хорошо.

Л.Алексеева: Да. Я знаю, что Вы, когда обещаете, - делаете. Так же, как я. Я или не обещаю, или, уж если обещаю, - делаю.

В.Путин: Хорошо. Я ещё раз Вас поздравляю, поеду работать.

Л.Алексеева: Ой, бедненький.

В.Путин: Полечу сейчас в Казань, из Казани в Йошкар-Олу. Оттуда в Сочи, с детьми встретиться.

Я же сделал большой детский центр на одном из объектов Олимпиады. Мы сделали замечательный, прекрасный центр. Собираем там талантливых детей со всей страны: математиков, физиков, балетных, музыкантов и спортсменов, хоккей и фигурное катание. Сделали так: 900 человек в смену, со всей страны, по 21 день они там находятся. И мы их сопровождаем, лучшие преподаватели со всей России приезжают, из Москвы, академики, доктора наук с ними занимаются. Там интересно. У них смена заканчивается, я хочу с ними встретиться, пообщаться завтра.

Л.Алексеева: Понятно. Ну, Казань тоже хороший город. А чего Вы забыли в Йошкар-Оле - я не знаю.

В.Путин: Мы там будем проводить совещание по межнациональным отношениям.

Л.Алексеева: Ну, в общем, президентская судьба.

В.Путин: Ну да, надо поработать.

Так что я Вам желаю всего самого хорошего, настроения, особенно сегодня, и вообще, в принципе хорошего, но особенно сегодня.

Л.Алексеева: У меня, как Вы, наверное, знаете, когда занят, то не знаешь, какое у тебя настроение. (Смех.)

В.Путин: Счастливо Вам!

Л.Алексеева: Всего доброго! Очень благодарна!

В.Путин: Всего хорошего! До свидания!

Л.Алексеева: Спасибо!

Текст опубликован с сайта Кремля."



Молодец. Выдержал.



Когда бело-пятнистому иглобрюху делать нечего, он замки строит.









Subscribe

  • ЧекистЫ.

    Куда она пошла? Партнер ваш. Чтобы не засорялись трубы. Не лейте тяжелые жиры ни в раковину, ни в свой организм. Авокадо…

  • ЧЕкисты.

    Партнер Ваш. Умирают самые тупые. Суперджет "Летучая мышь". Партнер ваш. Суперджет. Как избавиться от…

  • ЧЕКисты.

    Суперджет "Летучая мышь". Партнер ваш. Суперджет. Как избавиться от негативных эмоций, также приводящим к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments